Меня всегда привлекало движение. Птицы, рыбы, семена, опавшие листья: материи странствующие и перемещающиеся. Почти двадцать лет я путешествовала из страны в страну, не в состоянии закрепиться. Путешествия повлияли на мою художественную практику: я стремлюсь создать гармоничное целое из элементов разных сред, культур и контекстов. Как разные части сочетаются друг с другом? Имеют ли они право на существование, несмотря на травму эмиграции? Становятся ли единым?

Я родилась в Беларуси перед распадом Советского Союза, в семье со своими собственными падениями.

Мой дед осиротел в младенчестве и много об этом писал. Некоторые свои стихи он отнёс Янке Купале, но известный автор его обескуражил. «Не быть в вашем поколении поэтов, вы — дети войны». Безамбициозный, но дальновидный, дел до конца своих дней писал мне добрые письма в стихах. И настаивал, чтобы я тоже отвечала ему стихами. Другой мой дедушка был художником, но рано скончался, толком о себе и не заявив. Эти две истории о нереализованном потенциале живут во мне, питая семена моих собственных литературно-художественных инициатив. Когда они превращаются в цветы, они — для нас троих.

В шесть или семь лет родители отвели меня к председателю Союза художников в Минске. Я была настолько напугана его темными, холодными холстами, что после визита не бралась за кисть долгие годы. Доминанта серого в беларусской столице объясняется веками нашей горькой истории. Так долго, что сформировалось мышление безупречной серости. Не высовывайся или — уезжай. После школы я оказалась в Лондоне, где прожила без малого девять лет. Я не вылазила из музеев, желая заполнить пробелы, впитывая контрасты и красочность: искусство как источник жизнелюбия, вопреки всему. Искусство как луч света, даже в период тьмы. Я впитала эту философию.

В 2013 году я приняла решение вернуться в Беларусь. Город моего детства изменился, казался современным и модным, напоминающим Берлин. На протяжении семи лет я разрывалась между Минском и греческими Афинами. Пазл моего бытия состоял из разных фрагментов: искусство и поэзия, работа взахлёб в IT, трудоемкий и радостный опыт материнства. Изменения были внезапны, но ожидаемы. Май 2021, ковид, политический кризис, арест журналиста, из-за которого «минируется» и садится самолёт. Мы с мужем сели на последний авиарейс из Минска в Европу — больше над/в Беларусь самолеты не летают. Жизнь перетасована.

Фрагментация и рекомбинация — в основе моей жизни и художественной практики. Я работаю с кусочками журналов и вижу, как вырванные из прежнего контекста материалы вместе создают неожиданные композиции. Поиск гармонии в новой аранжировке — то, что придает смысл технике коллажа. В годы, когда печатные сми борются за выживание, кажется уместным уловить их сводящийся на нет цайтгайст: красочные принты в высоком разрешении, бархат глянца.

Часто мне приходится быть себе моделью, предметом для изучения. Мне нравится исследовать тему женственности с ее полнотой и ограничениями: ожиданиями и реалиями нашего пола в отношении внешности, деторождения, карьеры, воспитания детей… Древняя магия женской формы и великолепие ее сложного современного колорита.

Раньше мне казалось правильным сосредоточишься на доминанте: картины или стихи, карьера или материнство, бизнес или искусство. Теперь я стремлюсь к гармонии между разными элементами коллажа моего бытия. Элементами, которые питаются, дополняют и усиляют друг из друга.

ENG